http://www.tui.ru/ горящие туры цены на горячие туры. . Вы можете взять онлайн займ на карту сбербанка срочно круглосуточно на сайте CreditPlus.
   
     

Символика города
О Губкине И.М.
Губкинский в лицах
Свидетели Победы: Книга Памяти г. Губкинского
Высказывания о Губкинском
Стихи о Губкинском
 

 

 

 

.......Главная | О Губкинском | Губкинский в лицах | Губкин и Губкинский........

 

Его именем назван наш город

Иван Михайлович Губкин остался в памяти потомков как выдающийся учёный-практик и основоположник русской нефтяной геологии, как один из исследователей Курской магнитной аномалии, как глава обширной школы учёных-нефтяников, как прекрасный преподаватель. Иван Михайлович Губкин стал вице-президентом Академии наук СССР исключительно по заслугам, ибо в те времена на руководящих научных должностях всегда оказывались достойные люди.

А его путь в науку был далеко не прост.

Губкин Иван Михайлович - это человек, который «сам себя сделал». Никто не помогал Губкину в его научной карьере.

Оказалось, что сын неграмотных крестьян обладает блестящими способностями. Инспектор народных училищ был настолько потрясён, что помог Ивану поступить сначала в Муромское уездное училище, а потом в учительскую семинарию. За жалкую семинарскую стипендию Иван подписал обязательство пять лет прослужить народным учителем. Человек сильной воли, он знал себе цену и хотел учиться дальше.

Только в 24 года ему удаётся поступить в Петербургский учительский институт; окончание этого учебного заведения дало ему возможность преподавать в гимназии...

Обязательный человек, он тянет свою лямку, хотя всем существом сознаёт, что гимназическое преподавание — не его удел.

В 32 года он по конкурсу поступает в Горный институт. Многие его сверстники в это время достигли в науке гораздо большего — некоторые уже «обременены» магистерскими степенями, а кое-кто даже удостоен профессорского звания.

Иван Губкин начисто лишён тщеславия — да и откуда взяться тщеславию у крестьянского сына. По окончании Горного института он не пристраивается на кафедре, не идёт «под крылышко» именитого профессора. Его посылают на Кубань заниматься исследованием нефтяных месторождений.

В недрах хлебодарного края, оказывается, имеется и нефть. Но вот загадка, над которой ломают головы местные промышленники: одни скважины по существу мертвы, тогда как другие, соседние, бурно фонтанируют.

Именно Губкин первым понял, в чём здесь дело. Он устанавливает неизвестный ранее тип нефтеносных залежей. В этих случаях запасы нефти не связаны с классическими нефтеносными пластами. Для них Губкин находит принципиально иное определение: шнурковые залежи. Это не обычные нефтеносные пласты, а своего рода локальные, местные участки нефтеобразования. Потому и скважины фонтанируют «где густо, а где и пусто». Его статьи об этих исследованиях не только сразу же публикуются в Трудах Геологического комитета, но и переводятся на английский язык.

А потом он работает на Таманском полуострове, который, казалось бы, изучен вдоль и поперёк. И обнаруживает здесь такие геологические детали, которые до него не заметил никто. Например, неизвестный для Русской платформы тип тектонических структур.

Затем был Апшеронский полуостров. И тут вроде бы всё было ясно: кто только не исследовал бакинскую нефть. Но Иван Губкин дал новое научное обоснование разработке бакинских нефтяных промыслов.

О нём остроумно сказал его биограф, вспомнив фразу из произведения Н.В. Гоголя: «В церкви было так тесно, что, казалось, яблоку негде было упасть. Однако пришёл губернатор, и место нашлось». «Губернатор» Губкин открывал новое там, где всё как будто бы было хорошо и широко известно.

Имя «господина Губкина» всё чаще упоминается в мировой литературе, посвящённой нефти. На анкетный вопрос «Чем Вы занимались до 1917 года?» он мог с достоинством ответить: приумножал нефтяные богатства России.

После 1917 г. Губкин Иван Михайлович стал главным нефтяником страны.

Более 10 лет посвятил Губкин изучению нефтеносных свойств огромной территории, расположенной между Волгой и Уралом. Результаты исследований были обобщены в его программной работе «Волго-Уральская нефтеносная область».

Люди более старших поколений помнят, как основные направления промышленного развития страны определяли очередные съезды партии. В решениях XVIII съезда содержалась лаконичная строка: «Создать в районе между Волгой и Уралом новую нефтяную базу - "Второе Баку". Она появилась именно благодаря инициативе Губкина. Нелегко пришлось бы нашему государству в годы Великой Отечественной войны, если бы не нефть «Второго Баку».

//Энциклопедия для детей: Т.4 (Геология).- Сост. С.Т. Исмаилова. -М: Аванта -f, 1995. 624с.


Гений Ивана Михайловича Губкина
К 140-летию ученого


Перечисляя все заслуги Ивана Губкина перед советским и российским народами, обычно употребляют довольно-таки лестный эпитет "выдающийся". На наш взгляд, даже столь весомое и экспрессивное слово не в достаточной степени отражает суть достижений Ивана Михайловича.
Этот человек, на долю которого выпали большие испытания его времени, был поистине гениальным, однако он сумел раскрыть свой талант и оставить потомкам великое наследие - Знание.


УЧИТЬСЯ ВОПРЕКИ
В биографии Ивана Михайловича много событий загадочных, судьбоносных, трагичных и счастливых. Например, переломный моменте судьбе будущего ученого случился еще в раннем детстве. Как мы знаем, родился Иван Михайлович 9 (21) сентября 1871 года в селе Поздняково Муромского уезда (ныне Навашинский район Нижегородской области) в многодетной семье: он появился на свет третьим из пятерых детей и был старшим из братьев. Родители Ивана были людьми простыми, из крестьян, но отец трудился не на земле, а в бурлацкой артели старшим артельщиком, а мать занималась детьми и домом. Когда Иван достиг школьного возраста, отец категорически отказал сыну в образовании.
- Еще чего, - буркнул отец. -Учиться...
Самое удивительное, что и сам мальчик не желал получать знания и даже побаивался идти в школу. Но, к счастью, в дело вмешалась бабушка Федосья и отправила-таки своего внука в сельскую школу: своими руками сшила ему холщовую сумку и тетради из конторских бланков.
Иван Михайлович учеником оказался способным и очень скоро выбился, говоря по-современному, в круглые отличники. Сверстники его недолюбливали, называли "школяром" и "превосходительством", однако большая умница Иван не обращал внимания на завистников: он учился, учился и учился.
Спустя годы судьба вновь поставила юношу перед выбором: продолжить обучение в Киржачской учительской семинарии или же по настоянию отца стать конторщиком или лавочником. И вновь случилось чудо: человек, алчущий знаний, продолжил свой нелегкий, но важный путь. Правда, на третьем гимназическом курсе с Губкиным едва не приключилась беда: его чуть не исключили за хлесткую эпиграмму на ябедника-однокашника. Судьба Ивана Губкина висела на волоске. К счастью, Бог не отказал талантливому человеку в хороших друзьях. Те поддержали Губкина в трудную минуту не только мораль - но, но и материально.

ПОЧЕМУ НЕФТЬ?
Немалое удивление вызывает и тот факт, что Иван Михайлович отдал почти четыре десятка лет жизни любимому делу - учительскому (даже отучился в учительском институте Санкт-Петербурга!), а потом "внезапно", "как-то вдруг" оставил село Жайское, затем Карачарово, где работал, родное Поздняково, школу, близких, и уехал в северную столицу. Что послужило тому причиной? Пожалуй, наиболее точным ответом будет то самое определение: "гений". Его позвала в дорогу неведомая сила, что есть в людях талантливых, дерзких, целеустремленных и, самое главное, осознающих свое предназначение.
В 1903 году будущий светоч советской нефтяной геологической науки сдал вступительные экзамены в горный институт и одновременно в электротехнический. В наши дни абитуриенты поступают аналогичным образом, сдавая документы в несколько вузов, - но то; что Иван Михайлович поступил столь современно в начале прошлого века - вновь говорит о его неординарности.
В Петербурге он жил, учился в горном и работал преподавателем Сампсоньевского городского училища. В 1910 году окончил Санкт-Петербургский государственный горный институт с отличием. Ему тогда исполнилось 40 лет.

Насыров И.

//Губкинская неделя.-2011.-23 сентября(№38).-С.4.

 

И. М. Губкин в числе участников совещания по вопросам использования достижений науки в народном хозяйстве. 1930 год.Почему именно нефть, а точнее, наука о ней, ее поиске, стала смыслом жизни Ивана Михайловича? Исследователь жизни ученого и хороший биограф Я. Н. Кумок объясняет это так: "Подобной "масштабностью" не может похвастать ни одно полезное ископаемое; это качество присуще только нефти и, думается, должно увлекать умы, склонные к широким обобщениям.
Широчайшая научная осведомленность, широчайшее геологическое мировоззрение, самодисциплина, воспитанное годами искусство работать, полемический дар - вот качества, предопределившие успехи Губкина. ...Счастливое сочетание обстоятельств дало жизнь явлению - Губкин".
Все, что делал Иван Губкин во второй, геолого-нефтяной части своей жизни, поражает масштабом, глубиной, новизной и конечными результатами. Это поистине героический путь!

БАКУ
Становление Ивана Михайловича как специалиста в области геологии и в нефтяном деле было поистине стремительным. В 1910 году он поступает на работу адъюнкт-геологом в Геологический комитет, а уже в 1912-м, то есть спустя каких-то 2-3 года, к нему обращаются крупные нефтяные компании того времени за советами "относительно благонадежности их участков". Например, к услугам геолога Губкина решили прибегнуть специалисты промыслов князя Салтыкова, расположенных в Майкопском нефтеносном районе.
Дальше - больше. Инженера буквально разрывают на части представители самых различных промыслов, ищут с ним встречи, уговаривают прибыть и осмотреть их участки на предмет перспектив добычи нефти. Иван Михайлович не заносчив, дружелюбен, поэтому редко кому отказывает. В ту пору инженер со стажем в 3 года сделал уникальное открытие рукавообразной формы залежи! Он вправе был произнести несколько хвастливое, но все же очень точное: "В науку я пришел хозяином!"
А дальше был... Баку. Он едет в Азербайджан с тем лишь намерением, чтобы изучить этот уникальный нефтеносный регион. Иван Михайлович испытывает поистине мальчишеский восторг от перспектив этой поездки. И его ожидания полностью оправдываются: поездка по бакинским месторождениям дала ему бесценный геологический опыт, продвинула не только в научной, но и практической работе. Это не могли не оценить нефтяники тех мест: наперебой Губкину предлагаются высокие должности, например, заведующим геологическим бюро в нефтяном синдикате "Новь". Однако Иван Михайлович ценит независимость, которую ему дает работа в Геологическом комитете, возможность свободно заниматься научной работой, поэтому отвергает любые предложения.
В период с 1913 по 1916 гг. Иван Губкин занят изучением нефтяных кладовых Кавказа. Биографы пишут, что сначала Иван Михайлович исходил вдоль и поперек его север, затем запад, и венцом этих изысканий стало создание громаднейшего труда - общей геологической карты Бакинского региона. Он был первым, кто замахнулся и осилил описание столь масштабной нефтяной провинции! Губкин демонстрирует поразительное трудолюбие и трудоспоспособность. За эти годы им пройдены тысячи кили-метров дорог, покорены сотни горных вершин, взято несметное количество проб горных пород. И судя по письмам, жилось ему - отнюдь не сладко. Тем не менее Ивану Михайловичу не было свойственно падать духом и отчаиваться. Он умел начать работу с самого начала. Но главное - он умел довести ее до конца.

ПРИЗНАНИЕ
Считается, что именно в 1916-м году Иван Губкин получил признание не только в практической геологии и нефтяном деле, но и в научном мире. Приводится следующий аргумент: авторитетный профильный журнал "Поверхность и недра" привлек к созданию сводного и очень подробного труда по российской нефти самого видного на тот момент специалиста по нефти... Ивана Губкина. Биографы считают, что публикация под названием "Нефть" явилась некой вехой, важным рубежом в биографии Ивана Михайловича. Позади были годы тягот и невзгод, бедности и голода, профессионального становления и первых открытий. А впереди...
В 1917-м году Иван Губкин отправляется в свою первую дальнюю заграничную поездку - по Соединенным штатам Америки. Длится эта командировка год с лишним и дает Ивану Михайловичу немало знаний. Все-таки Запад в ту пору был на голову выше в науке и практике нефтяного дела. Губкин везет из США ящики с книгами и образцами горных пород. Вероятно, он полон не столько идей и планов, сколько тревоги: ведь уезжал он из царской, а возвращается уже в другую, советскую Россию. Как сложится его дальнейшая судьба?
Но специалист такого масштаба не может быть не востребован при любой власти. Иван Михайлович пишет очередную статью "Роль геологии в нефтяной промышленности", которая посвящена будущему геологии. Он, предвосхищая события на 20 - 25 лет вперед, в частности, говорит о повышении роли прикладной геологии в нефтяном деле, о более тесном взаимодействии его специалистов: "...Если мы стремимся постичь природу нефтяных месторождений, необходимо, чтобы по пути этого стремления геолог, химик и физик шли рука об руку, взаимно учась другу друга".
Данная статья - своеобразный программный документ Ивана Михайловича, описание его целей и задач на всю последующую жизнь. Он понимает, что советская нефтяная промышленность значительно уступает западной и необходимо провести ее глубокую модернизацию, чтобы сократить отставание. Он жаждет и готов к более масштабной работе и в конце концов ее получает.

Насыров И.

//Губкинская неделя.-2011.-30 сентября(№39).-С.4.

НЕФТЯНОЙ КОМИССАР
Иван Михайлович был поразительно работоспособен. В 1920 году он трудился на 5 различных должностях в нефтяной и сланцевой промышленности, а в последующие годы - на 13! Да, уважаемый читатель, это не газетная опечатка! 13! Он действительно работал как проклятый ради будущего своей страны. Историк Я. Кумок рассказывает, что при всей своей занятости Иван Михайлович готовился к лекциям в нефтяном институте по 5" - 6 часов, ибо считал важным вложить в будущих нефтяников и геологов максимум знаний, чтобы те, в свою очередь, принесли максимум пользы своей стране. Очень ответственный и дальновидный был человек. Студенты - народ остроумный, - в раз окрестили своего учителя "нефтяным комиссаром", видимо, осознавая роль личности Ивана Михайловича в нефтяном деле и истории в целом.
Но вернемся в 1918-й год. Вождь революции В. Ленин и его соратники в ту пору работали над тем, чтобы вытащить страну из глубочайшего экономического кризиса, очистить ее от интервентов. В нефти, а точнее нефтепродуктах, получаемых из нее - бензине, керосине и масле, остро нуждались промышленность, сельское хозяйство, армия и просто рядовые граждане, дома которых нечем было отапливать зимой. Чего только люди не придумывали в ту тяжелейшую пору, чтобы утолить топливный голод: жгли шишки хвойных деревьев, сушеную рыбу, растительное масло и т. д.
Иван Губкин как раз был тем человеком, который смог потянуть несколько жизненно-важных направлений. Так, в 1918-м Иван Михайлович становится руководителем Главного сланцевого комитета, в обязанность которому вменено получение бензина и керосина из горючего сланца. В то же самое время он входит в состав коллегии Главного нефтяного комитета, то есть ведомства, занимающегося вопросами нефтедобычи в стране. Параллельно Губкин участвует в подготовке квалифицированных кадров для отечественной промышленности: в 1920-м году становится профессором горной академии в Москве, а в 1921-м - ее ректором. Одним из первых шагов нового руководителя вуза становится создание нефтяного факультета при академии. Позже, в 1929-м году, на его базе будет образован Московский нефтяной институт имени И. М. Губкина.
Но и это еще не все: в 1918-м Губкин открывает журнал "Нефтяное и сланцевое хозяйство", становится его главным редактором и автором на долгие годы.

"ВТОРОЕ БАКУ"
В 1918-м году, работая в должности руководителя Главсланца, Иван Михайлович организует успешную геологоразведочную экспедицию в Поволжье, в Симбирск (ныне Ульяновск). Там, в районе Ундор, геологи обнаружили большие запасы горючего сланца и сапропеля (донные отложения водоемов). Образцы обоих натуральных минералов были доставлены в Москву и подробно изучены. Позже в условиях лаборатории из сланца была выделена смола.
Мы не зря подробно остановились на этом эпизоде, потому как о результатах экспедиции Губкин лично доложил В. И. Ленину и тот, по всей видимости, проникся доверием к ученому и впоследствии частенько обращался к нему за консультациями. Иван Михайлович пишет: "При прощании со мной он (Ленин) дал мне право обращаться прямо к нему в случае возникновения важных, безотлагательных дел". В 1921 году Губкину пришлось обратиться к вождю, чтобы отстоять самостоятельность Главсланца: комитет пытались передать под начало другого управления - Главугля.
Без всякого промедления Иван Михайлович принимается за разработку сланцевых месторождений в Поволжье. Едет туда сам, нанимает рабочих, общается с жителями окрестных селении на предмет эффективности использования сланца в быту и т. д. То есть, он, "нефтяной комиссар" из Москвы, не чурается никакой работы. Как и прежде он готов исходить десятки километров дорог, подняться на любые горные вершины, исследовать любые болота, чтобы решить поставленную задачу.
Но главным для Губкина в Поволжье был все-таки не сланец. Иван Михайлович обращает внимание на... наличие признаков нефти в этом регионе и делает поистине сенсационное открытие: перед ним, а точнее под ним - богатейший нефтеносный район! Он - пишет в "Экономической жизни": "При благоприятных условиях разведки (в Поволжье - прим. авт.) к жизни может быть вызван новый громадный нефтяной район, который будет иметь мировое значение". Заметьте, эти слова сказаны им в октябре 1919 года, то есть задолго до начала промышленного освоения этого региона! (Этот дар предвидения, который уместнее называть - даром глубокого знания, он проявит не раз, например, в случае с Уральским регионом и Сибирью).
В 1920-м была предпринята первая попытка пробурить разведочную скважину, чтобы удостовериться в правильности выводов Ивана Михайловича относительно нефти. К сожалению, на глубине 200 метров долото остановилось - не хватило труб. Лишь спустя 10 лет пророчество ученого таки сбылась - в Поволжье была большая нефть.


Насыров И.

//Губкинская неделя.-2011.-7 октября(№40).-С.4.


Памятник академику И. М. Губкину в Октябрьском. Башкортостан.ЗА РУДУ И НЕФТЬ
В 20-е годы Иван Михайлович курировал разработку сразу трех сланцевых месторождений. Зная степень его включенности в каждый вопрос, остается гадать, как он со всем этим справлялся...
В июле 1920-го года Ивана Губкина привлекли к решению загадки так называемой Курской магнитной аномалии (КМА). В ту пору в ученой среде было много споров относительно подхода к изучению этого магнитно-то железнорудного региона. Иван Михайлович, который являлся председателем Особой государственной комиссии по КМА, делал ставку на отечественных специалистов, призывал к скорейшему началу разведочного бурения. Оппоненты предлагали привлечь к разгадке аномалии иностранных предпринимателей и их технологии. Обсуждение "милитаризации работ" шло туго, Иван Михайлович нервничал, даже подавал в отставку, чтобы устраниться от болтовни и шумихи вокруг этой темы. Но прошение Губкина об отставке не было поддержано, потому как более крупного ученого-геолога в России, пожалуй, на тот момент не имелось. Вскоре комиссии удалось преодолеть разногласия и определиться с местом разведочного бурения в Курской губернии, близ городка Щигры.
В 1920 - 1922 гг. перед Иваном Михайловичем стояла еще одна сверхзадача - вернуть к жизни Баку. За годы гражданской войны вся его инфраструктура была разрушена и сожжена. В связи с острой нехваткой нефтепродуктов в стране Губкину предстояло в кратчайшие сроки восстановить нефтяные скважины Азербайджана, наладить нефтедобычу и отправку углеводородов в Москву и другие промышленные города страны. В январе 1922 года на I Всероссийском съезде нефтепереработчиков был принят план восстановления бакинских промыслов, разработанный Иваном Михайловичем, суть которого сводилась к наращиванию числа эксплуатируемых скважин во избежание обводненности месторождений.
Иван Михайлович, подобно нынешнему министру МЧС С. К. Шойгу, лично выезжал на устранение последствий разрушения нефтяных месторождений Баку. Биограф Я. Кумок пишет: "Вставал (Губкин - прим. автора) рано, облачался в толстовку, обувал американские краги, голову покрывал белой панамкой. У крыльца уже ждали его товарищи. И на целый день уезжали на промыслы, ходили по холмам, останавливались у буровых, спорили, какую закрывать напрочь, из какой выкачать воду..."

УМ И ВОЛЯ
Не стоит думать, что жизнь Ивана Губкина была исключительно легкой, романтичной, интересной и одинаково успешной. Добиваясь решения тех или иных вопросов,он порою проходил все круги ада: обивал пороги министерств, выбивая средства на науку и практику нефтяного дела и . геологии, отстаивал свою правоту в споре с оппонентами и скептиками. Случались в его работе и провалы, например, первое безрезультатное разведочное бурение в Курской губернии. Бывало, над Губкиным в открытую посмеивались, ставили под сомнение его компетентность. Но чего было не отнять у Ивана Михайловича, так это умения решать поставленные задачи вопреки обстоятельствам и неудачам. В апреле 1923-го года загадка Курской магнитной аномалии была-таки разгадана: в недрах курской земли действительно находилось громадное железнорудное тело. За сделанное открытие Особая комиссия по КМА была отмечена орденом Трудового Красного Знамени.
Так как главным нефтяным регионом Страны Советов был Баку, то все последующие годы работы ученого так или иначе были связаны с его становлением и развитием. Он часто выезжал в Азербайджан, чтобы участвовать в открытии новых промыслов, во внедрении нового нефтяного оборудования, проведении научных исследований. Современники с удивлением констатировали, что ни одна из скважин, заложенных по расчетам Губкина, не была пустой.
Не промахнулся Иван Михайлович и в своих прогнозах о наличии большой нефти на Урале (Стерлитамак и Туймазы), Средней Азии (Узбекистан, Туркмения) и Западной Сибири (впервые заявил об этом в 1932-м!). Чтобы удостовериться в правильности своих выводов, ученый совершает в 30-е годы массу командировок по стране. В свои 58 - 60 лет Иван Михайлович не боялся колесить по разбитым российским дорогам, останавливаясь где придется и питаясь как попало.
В это же время ученый кропотливо работает над сведением результатов многолетней научно-практической работы воедино. Труд всей его жизни был глубоко осмыслен и грамотно изложен в "Учении о нефти" - книге, которая сразу же по выходе в печать в 1932-м году стала, выражаясь современным языком, бестселлером.
Гений Ивана Михайловича состоит как раз в том, что он сумел подкрепить науку большой практикой и очертить горизонты дальнейшего развития нефтяного дела и геологии в нашей стране. Например, он достаточно верно указал на перспективность использования аэрофотосъемки при составлении геологических карт, а также необходимость глубинного бурения скважин. Еще одним бесценным, вкладом Губкина в будущее нашей "нефтянки" стало его деятельное участие в подготовке молодых специалистов, которым будет суждено совершить массу ярких открытий по всей стране.
Если бы человеческой жизни было отмеряно не 70 - 80 лет, а гораздо больше, то Иван Михайлович Губкин наверняка добрался бы до сибирской нефти и лично вписал бы первую страницу в героическую историю ее освоения. К сожалению, история не терпит сослагательного наклонения: чего не случилось, того не случилось. Но нам хотелось бы думать, что ему не хватило совсем немного времени, чтобы составить самую полную и точную нефтяную карту своей страны.
...21 апреля 1939 года академика Ивана Михайловича Губкина не стало. Ему было 68 лет.


Насыров И.

//Губкинская неделя.-2011.-14 октября(№41).-С.4.

 

ГУБКИН И СЕМЬЯ
Наверняка уважаемые читатели обратили внимание, что, рассказывая об интересной жизни Ивана Михайловича, мы ни разу не упомянули его близких: супругу и детей. Не сочтите это за упущение, дело в том, что история семьи ученого заслуживает отдельной главы в нашем повествовании. Она сложна, драматична и не изобилует подробностями. Тем не менее нам удалось свести воедино ключевые факты личной жизни Ивана Михайловича с той лишь целью, чтобы увидеть ученого в ином ракурсе - в роли любящего мужа и заботливого отца.
Со своей будущей супругой Ниной Павловной Иван Михайлович познакомился в 1897-м году в Санкт-Петербурге. Уроженка Кубани, настоящая казачка, девушка с образованием и мыслями (получала второе высшее в медицинском институте) полюбила худощавого и слегка сурового на вид -молодого учителя Губкина. Спустя год, в 1898-м, у молодых родился первенец - сын Сергей. Нине Павловне пришлось оставить учебу и заниматься ребенком, а Ивану Михайловичу - искать дополнительные источники заработка. Учителям и в ту пору платили не бог весть какие деньги, поэтому молодой семье пришлось туго. Вплоть до трудоустройства главы семейства в Геологический комитет в 1910-м и начала его инспекционных поездок в Азербайджан Губкины жили крайне бедно, впроголодь.
По иронии судьбы карьерный взлет Ивана Михайловича в геологии и нефтяном деле привел к постепенному угасанию огня в семейном очаге Губкиных. 1 декабря 1910 года у них родилась дочь Галина. Но перспективный и востребованный ученый был постоянно в разъездах и порою отправлялся в долговременные командировки до 5 - б месяцев и более, например, на Кавказ. Супруги поначалу обменивались теплыми нежными письмами, в них Иван Михайлович называл жену "мой славный и верный друг, горячо любимая ласточка". Но большие расстояния и годы разлуки не оставили влюбленным ни шанса: Губкины все больше и больше отдалялись друг от друга, пока, наконец, не признали горькую истину, что их брак развалился...
Важно отметить, что Иван Михайлович никогда не забывал о жене и детях: регулярно высылал им деньги, писал письма, в которых подробно рассказывал о своих научных и практических изысканиях, интересовался детьми, даже раскаивался не раз, что не может уделить им должного внимания. Так, в письме, датированном 20 августа 1913 года, он пишет: "Я умру спокойно, когда буду видеть своих детей выращенными здоровыми не только телом, но и духом, чтобы жизнь была для них радостью, а не мучением..." Нина Павловна, вероятно, любила своего неугомонного путешественника, но не смела или не в силах была вернуть его в семью. В июне 1914 года она пишет грустное письмо смирившейся женщины: " 0 нас ты, мидуй, не тревожься - выбрось все из головы, а все свои заботы сосредоточь на себе. Подумай сам: дети ведь у тебя не брошены, а оставлены на родную их мать..."

ДЕТИ
Судьбе было угодно, чтобы дети Ивана Михайловича прошли тернистый жизненный путь. В 1917-м пропал сын Сергей, словно в воду канул. Шла Гражданская война, в стране был настоящий хаос, люди в ту пору исчезали повсеместно. Губкины не находили себе места и предприняли все, чтобы разыскать сына. В 1923-м году dh сам дал о себе знать из Югославии и вскоре вернулся домой. Сергей пошел было по стопам отца, решил стать геологом, но потом передумал (разве ж с отцом потягаешься!) и окончил металлургический факультет, стал видным ученым, академиком, но слишком рано ушел из жизни - ему не было и шестидесяти. Сказались годы, проведенные в длительных скитаниях на чужбине, в голоде и холоде.
Дочь Галина выбрала поистине героическую профессию - стала воздухоплавателем, а позже летчиком-испытателем. Ее жизнь не раз висела на волоске, но, к счастью, бог миловал - она прожила достаточно долгую и интересную жизнь. Единственное, чем так и не сумели порадовать своих родителей Галина и Сергей, это внуками.

ЗВОНКИ НА РОДИНУ
В канун 25-летнего юбилея Губкинского мы предприняли несколько попыток отыскать хотя бы одного родственника Ивана Михайловича. Позвонили в Москву. Директор музея Губкина в Российском государственном университете нефти и газа имени И. М. Губкина Наталья Борисовна Ефимочкина исключила вероятность существования в настоящей жизни близких родственников Ивана Михайловича. По ее данным, в Санкт-Петербурге проживает брат Нины Павловны, который в былые годы приезжал на торжественные мероприятия, посвященные знаменитому шурину.
Сейчас этот человек разменял девятый десяток лет, часто болеет, посему общаться с прессой не может.
Мы дозвонились до администрации Навашинского района Нижегородской области, откуда нас переадресовали в местное управление культуры. Там нам рассказали, что Иван Михайлович для навашинцев - культовая фигура: о нем слагают стихи, пишут песни, снимают документальные фильмы, а из нефтяного университета имени Губкина периодически приезжают студенты, чтобы своими глазами увидеть места, где жил и рос сорванец, ставший впоследствии ученым с мировым именем. О родственниках гения, увы, там ничего не знают.
Далее мы связались с директором поздняковской средней школы Ольгой Геннадьевной Елховой и узнали, что дом, в котором родился и жил Иван Михайлович, не сохранился. Сейчас на этом месте разбит небольшой сквер и установлен бюст Губкина, куда в сентябре (в день рождения) и апреле (в день смерти) приходят школьники с гвоздиками, чтобы почтить память своего знаменитого земляка. Ольга Геннадьевна поведала, что в Поздняково нет каких-либо родственников. Ивана Михайловича, по крайней мере, ей об этом ничего не известно. Это важная оговорка, ведь почти половина жителей современного Поздняково носят фамилию... Губкин или Губкина! Наверняка эти люди так или иначе имеют родственные связи с Иваном Михайловичем Губкиным.
Последнее, что мы предприняли - это оставили на сайте школы села Поздняково призыв к школьникам оказать нам помощь в поиске любой информации о Губкине, его близких, друзьях. Как знать, может быть, кто-нибудь из ребят и девчонок откликнется на нашу просьбу и отыщет новые, неизвестные доселе факты из жизни гениального ученого из прошлого, который сделал так много для нашего с вами настоящего и будущего.


Насыров И.

//Губкинская неделя.-2011.-28 октября(№43).-С.4.

наверх


Главная | О Губкинском | Губкинский в лицах | Губкин и Губкинский

 

 

 

 

Все тексты в нашей библиотеке предназначены только для личного использования.
Любое коммерческое использование текстов категорически запрещается.
Все права защищены. 2005-2009
Контактная информация